Меню Закрыть

Возможно всё

Чёрная ворона сверзилась с давно некрашенной деревянной крыши церкви и лениво полетела к стоявшему на дороге Билли. Как эти сволочи чувствуют добычу? Ветер скрипнул ставней на другой стороне улицы, но Билли не шелохнулся. Он внимательно смотрел на стоявшего в двадцати шагах Джо и слегка разминал пальцы правой руки. Тут главное внимательность и сосредоточенность. Джо всегда стреляет в голову. Даже если не успеешь выстрелить первым, надо просто наклонить голову в сторону, и пуля прожужжит возле уха. Что-то маленькое и мягкое упало на шляпу Билли. Ну и сволочь эта ворона! Билли увидел поднятую руку Джо, выдернул винчестер, наклонил голову, но пуля с характерным хрустом уже вошла ему в лоб. Тело Билли рухнуло на землю лицом вниз. Джо ловко отправил пистолет в кобуру и со словами: «Гарри дай-ка промочить горло» – сделав несколько шагов, скрылся за дверями салуна. Ворона опустилась на песок неподалёку от упавшего тела.

– И всё это не виртуал! – воскликнул мистер Хокер, в смокинге и красной бабочке выходя на середину улицы и отмахиваясь от висящей пыли. Потом он поднял обе руки вперёд и вверх. – Всё это реально! И деревянная церковь, и кожаная кобура, и стальной пистолет, и свинцовая пуля, и этот песок, и кровь на нём. Всё это создано только что на ваших глазах буквально из воздуха по придуманному вами же плану. Вы можете заказать любую обстановку, любых героев, любой сюжет, даже любые блюда и напитки, и всё будет создано по вашему желанию, и всё будет реально. Вот так работает наша технология корпускулярного комбинирования. Всё что угодно – из составляющих частиц!

Зрители в зале, постепенно отходя от потрясения, начали восторженно аплодировать. Когда овации стихли, из зала раздался голос:

– А как же человек?

– Человек тоже создан нами и тоже реален.

– Значит, только что вы убили человека?

Зал затих.

– Мы только что создали человека – невозмутимо отвечал Хокер, делая акцент на слове “создали”, – а потом уничтожили его. Мир не пострадал, он остался таким же, каким был несколько минут назад.

Зал загудел. Хокер взглянул на часы и, подождав несколько секунд, произнёс:

– А теперь на ваших глазах этот созданный нами мир превратится в прах.

Церковь, салун, песок и даже ворона, прыгавшая на песке – всё стало покрываться какой-то белёсой плесенью, а потом тут же рассыпаться на белые крупинки, которые, не успевая упасть, испарялись прямо в воздухе. За пару секунд всё исчезло без следа. Остался только белый гладкий матовый постамент, окружённый тьмой. Зал охнул.

– Уважаемые дамы и господа! Вы только что видели новую технологию создания мира, разработанную нашей компанией под названием «Возможно всё». Наш девиз: «Даже Бог не сделал бы лучше». И сегодня вы имеете уникальную возможность стать совладельцами этой кампании, приобретя наши акции.

*

– Без малого двести миллиардов! – воскликнул Хокер, пробираясь между переплетающимися трубами, дымящимися холодильными установками с жидким азотом, сверкающими медью огромными индукционными катушками к маленькому столику, где за монитором, сгорбившись, сидел лысый человечек в синем лабораторном халате. Хокер потряс перед собой листом бумаги, на котором проглядывались какие-то цифры. – Такого даже я не ожидал! И это всего за один вечер! Мы на коне, Бак! – Хокер хлопнул человечка по спине.

– Тебе придётся вернуть эти деньги – скорбно отозвался Бак, не глядя на собеседника.

– Ты с ума сошёл! Такие деньги не возвращают! – Хокер повернул кресло, в котором сидел Бак, и посмотрел на него. Лицо Бака было буднично скучно. – Да и с чего это нам их возвращать? – Он хлопнул собеседника по плечу – Ты же сам говорил, что мы в двух шагах от успеха, что осталось лишь… это… как ты там говорил… стабилизировать связи. Мы будем продавать реальность, Бак! Мы станем богами! Мы создадим свой мир! А остальной просто купим!

– Ничего не выйдет. Никакой стабилизации не будет.

– Погоди, погоди… Как не будет? – Хокер присел на карай стола – Ты же мне сегодня утром говорил, что знаешь, как перепрыгнуть этот барьер в шесть минут и двадцать восемь секунд. Ты уверял меня, что созданные объекты могут быть стабильными и не разрушаться. Это что же? Ты меня обманул?

– Я тебя не обманывал. Я знаю, не значит, что я могу. Объекты могут быть стабильными, не значит, что будут.

– Чёрт! Да из тебя двух слов не вытянешь! – Хокер сдёрнул с себя бабочку и расстегнул ворот рубашки. – Ты можешь объяснить толком, что произошло?

– Толком? Могу.

– Ну так говори!

– Проект завершён. У нас ничего не вышло. Мы проиграли. Возвращай деньги.

– Погоди, погоди. Что значит, не вышло? Мы же можем комбинировать объекты из элементарных частиц с помощью этого огромного супер-компьютера и этой огромной кучи железа. Мы получаем идеальную форму. Мы можем создать всё что угодно просто из воздуха или воды, как ты говорил, всего лишь изменив порядок частиц, как расставить шахматы на доске. Это же твои слова. И это работает, это видели сотни людей своими глазами. Осталось только решить маленькую проблемку: сделать так, чтобы созданные объекты не разрушались через эти злосчастные шесть минут и двадцать восемь секунд.

– Мы никогда не решим эту маленькую проблемку – ответил Бак вздохнув, будто показывая, какое ангельское терпение он проявляет, объясняя бестолковому партнёру простые сами собой разумеющиеся вещи.

– Почему не решим? У нас куча денег и масса времени. Что тебе нужно? Люди? Оборудование? Энергия? Мы купим всё. Чего тебе не хватает?

– Не хватает одной маленькой вещи. Души.

– Какой ещё души? Ты что совсем сбрендил?

– Сегодня, когда ты там танцевал перед богачами, я понял, в чём загвоздка. У реальных вещей существует более глубокая структура, которая и придаёт им стабильность. Можно сказать, что это душа объекта. Она состоит, видимо, из ещё более мелких частиц, которых мы вообще не знаем и вряд ли когда-нибудь узнаем. Сам понимаешь, если у человека нет души, то разве он сможет жить?

– Какая душа? Что за бред? А у песка? А у железного пистолета что, тоже есть душа?

– Я тебе сказал то, что я понял. Эта структура стабилизирует объект. Без неё ничто не может существовать. Можешь понимать как хочешь.

– Так, так. И что же получается? Мы не можем ничего предоставить нашим инвесторам? Нам нечего продавать. – Хокер встал, сделал пару шагов туда-сюда и снова присел на край стола. – Вернуть деньги? Вот уж нет. Не дождётесь! Такие деньги не возвращают. Нет! Нам надо просто исчезнуть. Бак, не переживай. Мы сказочно богаты. Чёрт с ней – с технологией. Ты сделал то, что нужно! У нас чёртова куча денег, и половина – твоя.

– Ничего не получится.

– Что значит, не получится? Оно уже получилось. Какое-то время нас вообще никто не будет искать. А когда спохватятся, мы будем уже далеко, мы будем другими людьми. С таким деньжищами возможно всё. У нас всё получится!

– Не получится, и не у нас, а у тебя – снова вздохнул Бак с видом человека, которого не понимают – В принципе не получится.

– Что ты несёшь? В каком ещё принципе?

– Всё дело в том, мистер Хокер, что у тебя тоже нет души. Ты не стабилен, потому что у тебя нет более глубокой стабилизирующей структуры. Просто у тебя время релаксации побольше – не шесть минут, а несколько лет. У тебя была душа, но она вся сгнила. Ты пока ещё держишься на её остатках, но скоро разрушишься, исчезнешь.

– Ну ты просто фантаст. У меня нет души! Это ж надо такое придумать. А у тебя, стало быть, есть?

– Основа души – это честность и доброта, это забота о других, а ты думаешь только о себе. Тебе наплевать на твоих инвесторов, на сотрудников, даже на меня. Ты скоро просто исчезнешь.

– Точно, я исчезну, – он вытянул указательный палец прямо в нос Бака – но исчезну с деньгами и буду жить в раю. – Хокер встал и сделал небольшой шаг назад. – А ты останешься ни с чем, как девять лет назад, когда мы начинали этот проект.

– Ошибаешься. Я не останусь ни с чем. – Бак откинулся на спинку кресла, – ты думаешь, что результатом могут быть только деньги. Нет. Существует кое-что более ценное. В результате этой работы я понял одну очень важную вещь. Оказывается, наша вселенная гораздо сложнее, чем нам представлялось. Каждый предмет имеет душу, значит, каждый предмет в какой-то мере живой. И все наши попытки комбинирования объектов, как мы это называли, заранее обречены на провал. Создавая эти объекты, мы идём не тем путём. Мы пытаемся сложить объект из простых деталей, как домик из кубиков. Мы так и называем его – сложный, то есть сложенный. В реальности всё наоборот. Уже существующий сложный объект реализуется, представляется в виде простых. Он как будто создаёт их из себя, но на самом деле процесса создания вообще не существует. Просто некая очень сложная сущность проявляет саму себя как нечто более простое. Ну, как талантливый актёр может представить себя в разных ролях в виде разных персонажей. Разве он их создал? Нет он просто выявил на свет их черты и характеры, которые уже содержались в его сознании, в его душе. Не знаю, поймешь ли ты всё это.

– И что же теперь?

– Теперь я опубликую свою работу.

– Но тогда наши инвесторы поймут, что мы их обманули.

– Не мы, а ты.

– Извини, Бак, но мне такой расклад не подходит – Хокер медленно завёл правую руку назад и тихонько достал из заднего кармана брюк свой бульдог.

– Ты предсказуем, мой друг – спокойно ответил Бак – меня здесь уже нет, ты видишь лишь мой фантом, посмотри на секундомер.

Хокер повернул голову и на мониторе увидел сменяющиеся цифры: 6:25, 6:26.

– Ах, ты, мерзавец! – в отчаянии он вырвал пистолет из-за спины, направил на улыбающееся лицо Бака…

Но Бак у уже начал покрываться белёсой плесенью и распадаться на белые крупинки, которые, не успевая упасть, испарялись прямо в воздухе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 + тринадцать =