Просто Шурик

7 месяцев ago Kozlov2 Kozlov2 0

– Мы все погибнем! Что делать? Что делать? – Канузис нервно ходил взад-вперёд, то и дело косясь на стоящих кругом злобных охранников.

– Прекратите паниковать! – рявкнул на него Левинзол, – может мы ещё что-то придумаем.

– Что тут можно придумать? Ничего мы не придумаем, они нас просто убьют! Как Мозиса. Его же убили!  Вы же слышали, что сказал полковник, если мы ничего не придумаем, нас всех убьют!

– Надежда ещё есть – задумчиво произнёс Клаус – давайте ещё раз пройдём всё сначала. Выход должен быть.

– Давайте – невесело отозвался Левинзол – Мы должны в течение суток найти способ уничтожить низшую цивилизацию, чтобы заселить её планету и спасти наш мир. Вопрос, как это сделать.

– Погодите, товарищ Левинзол, мы точно знаем, что это единственная подходящая планета? – спросил Клаус

– Точно – уверенно сказал Левинзол. – Из сотен проверенных нами планет хорошо подходит для заселения только одна. Это третья планета системы Фикус. Мы провели довольно тщательную разведку и собрали о ней информацию. Эта планета значительно больше нашей. Её ресурсы для нас практически не ограничены. Это неисчерпаемые запасы воды, хорошо развитая растительность и множество теплокровных. Вот только эта цивилизация… Мы не знаем, что с ней делать. Она не потерпит нас на своей планете.

– Мы все умрём! – снова заныл Канузис.

– Давайте ещё раз переберём все возможности – предложил Клаус – для спасения нашей цивилизации нам годятся любые методы вплоть до уничтожения туземцев.

– Физическое уничтожение невозможно – начал рассуждать Левинзол, – так как в отличие от нас это цивилизация техногенная, обладающая техническими средствами защиты.

– Что значит, техногенная? – спросил Канузис.

– Это значит, что они развивают не самих себя, а внешние средства. Они называют их инструментами и машинами.

– Разве это возможно?

– Возможно, но сейчас не об этом. Физиологическое уничтожение тоже невозможно, так как в связи с их огромными размерами, а они примерно в 600 раз больше нас, нам не хватит ресурсов, чтобы их отравить, а создать вирус мы не можем так как не имеем образцов их организма.

– Вот видите, мы ничего не можем сделать! Лучше не мучиться и сразу умереть! – Канузис сел и обхватил голову верхними руками.

– Ментальное воздействие тоже не поможет, так как нашему внушению поддаются только полпроцента туземцев – продолжал Левинзол.

– Да. Похоже, это тупик – вздохнул Клаус – Придётся прибегнуть к последнему варианту – разбудить Маркуса. Если уж он ничего не придумает, то нам крышка.

Маркус сидел неподвижно в медитации, закрыв глаза.

– Товарищ Маркус, проснитесь – Клаус потряс его за плечо.

– Что такое? Кто посмел? – Маркус открыл глаза.

– Товарищ Маркус, извините, это я, Клаус. У нас экстренная ситуация, нам очень нужна Ваша помощь. Речь идёт о спасении нашей цивилизации.

– Цивилизации? А в чём дело?

– Левинзол, введите его в курс дела.

Левинзол приблизил своё лицо к лицу Маркуса и несколько секунд стоял не шевелясь.

– Понял – отозвался Маркус – да, это задачка! Получается, что они больше и сильнее нас, и мы против них бессильны.

– Они просто нас раздавят, это ужасно! – подтвердил Канузис.

– Значит, единственный выход – использовать их силу.

– Как использовать? Они же не внушаемые! – Канузис воздел руки к небу.

– Информационная война! Наверное, это единственная возможность – задумчиво ответил Маркус – мы используем несколько внушаемых аборигенов, чтобы внедрить в сознание всех остальных разрушительные идеи. В результате они уничтожат сами себя.

Все с надеждой смотрели на Маркуса. С минуту он сидел молча.

– Надо подорвать их нравственность – продолжил Маркус. – Постепенно, ненавязчиво, начиная с малого, мы внедрим в их разум идеи ненависти, вражды, подменим понятия добра и зла. Их цивилизация рухнет сама. Первым делом надо внедриться в религию. У них есть религия?

– Да, у них несколько конфессий – с готовностью ответил Канузис.

– Каждую надо подорвать изнутри. Говорите, техногенная цивилизация… Значит у них должна быть развита торговля… Пусть священники начнут зарабатывать деньги, пусть начнут продавать табак, алкоголь и наркотики.

– Но как мы им внушим эти идеи? – спросил Левинзол.

– У них же есть средства информации? Вот, через них. Ладно. Детали додумайте сами – Маркус закрыл глаза.

– У них есть! – обрадовался Канузис – у них даже есть совершенно доступная информационная сеть – называется интернет. Мы спасены! Мы спасены! Хозяин будет доволен и выпустит нас из этой пещеры! У них даже есть легко доступный информационный ресурс, который пользуется огромной популярностью и редактировать который могут все желающие. Самое главное, что он определяет мнение большинства жителей планеты.

– Но это же просто находка для нас – воодушевился Клаус – а что это за ресурс?

– Он называется Википедия.

*

В нарядных пластиковых штанах и сталтопере с гироподносом в вытянутых руках, широко улыбаясь, громко напевая туш и стараясь поменьше припадать на больную правую ногу в комнату мамы вошёл Шурик.

– А у нас сегодня праздник! Тра-а та-та-та-а та-та-та-та-та-та!

За ним тоже улыбаясь и поддерживая его за талию, чтобы ненароком не упал без костылей, следовала Валюшка. Мама лежала как всегда на шевелясь с неподвижным лицом, и только внимательный сын мог увидеть радость в её глазах.

– Я получил зарплату! – торжественно провозгласил Шурик – и по этому поводу – деликатес – клубника со сливками. Со взбитыми. Валюшка взбивала. Это вам не манная каша на воде.

Он не знал, а точнее не помнил, как доктор говорил, что после второго инсульта мама скорее всего не чувствует вкуса, что она способна чисто рефлекторно поглощать только мягкую и жидкую пищу. Но для мамы важен был не вкус, а та радость, с которой сын пришёл к ней сегодня.

Шурик подвесил поднос над тумбочкой, приподнял верхнюю часть кровати, подперев её деревянной подпоркой, и перевел маму в полусидячее положение.

– Здорово это ты придумал – заметила Валюшка, указывая на кровать – удобно.

– Принцип раскладушки – дневной режим – а теперь кушаем сливки. А ну-ка, попробуем…

Нелепо вытянув больную ногу, Шурик подсел к маме и начал её кормить. Валюшка села рядом.

– Это всё Вовка – начал Шурик традиционный отчёт маме – это он мне работу нашёл. Ну, я тебе рассказывал. Сижу теперь в кресле и диктую правки. Слава Богу микрик не продал. Теперь он нас кормит. Ну, пока ещё не очень разбираюсь, что там к чему, пока делаю то, что Вовка мне скажет, но постепенно разберусь. Правила уже все выучил этой Википедии. Скоро смогу работать самостоятельно.

– Слушай, – вмешалась Валюшка – а разве Википедия платит за работу? Я слышала, что там все работают добровольно и бесплатно.

– Все – да. А я – нет. Это всё Вовка. Спасибо ему. Оказывается, есть люди, которые заинтересованы в том, чтобы в Википедии размещалась правильная информация. Вот они и платят работникам. Это ведь большая работа. А работа должна оплачиваться.

– Так может быть они продвигают свои интересы?

– Ну почему свои? Мы следим за соблюдением правил, чтобы источники информации были достоверными. Понимаешь, так много любителей, которые публикуют то, что им нравится, а это не всегда правильно. Вот мы их и отслеживаем и поправляем.

– Это тебе Вовка так сказал?

– Ну, конечно, он же мой инструктор. Он мне там даже учётную запись предоставил с наработками, так что я там уже авторитет.

– Ты у нас талантливый – Валюшка погладила Шурика по голове.

– И ещё новость для мамы – Шурик загадочно улыбнулся и покосился на Валюшку – поскольку Валюшка втрескалась в меня по уши…

– Это кто втрескался? – возмутилась Валюшка.

– Вот видишь, что делается, значит, правда.

– Ах, ты негодяй! – она начала шлёпать Шурика ладошкой по плечам и по голове.

– И теперь, как честный человек, – продолжал Шурик, уворачиваясь от шутливых шлепков, – я должен на ней жениться. Раньше-то я всё отказывался, ну, какой из меня муж, уже 32 года, а семью содержать не могу. Нога не функционирует, на работу инвалида никто не берёт. А теперь – дело другое. Теперь у меня зарплата и неплохая. Теперь я и цветы могу купить, и в кафе… Ну, в кафе пока не могу, но и тут есть прогресс. Валюшка мне показала китайскую гимнастику, она ею уже три года занимается, с 28-го, и вроде моя нога стала получше. А знаешь, что в этой гимнастике самое главное? Думаешь хитрые упражнения? Нет! Самое главное быть добрым и честным! Представляешь? Здоровье улучшается от доброты! Если так дальше пойдёт, на свадьбе буду плясать мой любимый чарльстон!

Мамины глаза улыбались. Что может быть лучше, когда жизнь у единственного сына налаживается! А Шурик был несказанно доволен, что смог доставить маме радость. А для чего ещё жить, если не для этого?

*

– Ну вот, расхвастался маме, что нога проходит, вот теперь давай, отрабатывай – шутливо отчитывала Шурика Валюшка, когда они ушли в его комнату – в лотос до сих пор сесть не можешь.

– Но она действительно стала лучше…

Шурик сел на диван, скрестил ноги.

– Слушай, но это же больно! Я не могу!

– Надо терпеть. Ты уже много тренировался, сегодня надо сесть в полный лотос.

– А это так уж необходимо?

– Ну если ты не хочешь быть здоровым для себя, то подумай о маме, подумай обо мне. Вспомни, что главное не упражнения, главное – думать о других, и тогда всё получится. Сделай это для мамы. Представляешь, как она будет счастлива, когда увидит, твою здоровую ногу. Потерпи для неё.

– Ну, если для неё… – Шурик вздохнул и кряхтя превозмогая боль затянул правую ногу поверх левой.

– Молодец! – похвалила его Валюшка – вот видишь, главное быть добрым.

– Ух ты – выдохнул Шурик – вроде получилось, только больно. А что значит быть добрым? Что надо делать?

– Ничего особенного делать не надо. Всё то же самое, что и раньше. Но меняется изначальная точка: для чего ты это делаешь, точнее для кого. Если раньше ты делал всё в основном для себя, то теперь ты делаешь для других: для мамы, для меня, для похожего на улице, для всех людей. Понимаешь, другая отправная точка.

Шурик резко хлопнул себя по шее, посмотрел на руку. Она была красной.

– Нельзя шевелиться во время упражнения! – шикнула на него Валюшка.

– Это же клоп…

– Странно. Откуда здесь клоп? Надо купить дихлофоса…

*

Шурик открыл дверь в нелепом мамином фартуке. Валюшка вошла и невольно улыбнулась, глядя на него, но улыбка тут же сползла с её лица. Шурик был мрачен.

– Привет – растерянно произнесла Валюшка – а я тебе сосисок купила, твоих любимых…

– Ключ возьми, открывай тут тебе – буркнул Шурик и поплёлся на кухню. Валюшка сняла пальто, пошла за ним. Шурик стоял у раковины и остервенело чистил картошку. Валюшка развернула на столе пакет с сосисками. Шурик молчал.

– Что случилось? – участливо спросила Валюшка.

– Случилось? – раздражённо переспросил Шурик, бросив картофелину в кастрюлю и подняв фонтан брызг, – ничего не случилось, просто всё рухнуло.

Валюшка мягко приобняла его за плечо, но Шурик резко дёрнулся.

– Нет у меня больше работы! И денег нет! И жениться я не могу! – он взял новую картошку и молча начал её кромсать.

Валюшка тоже молчала.

– Сволочи они все! – взорвался Шурик.

– Кто?

– Вовка и вся его команда. Представляешь, у них там целая банда в Википедии! И все друг друга покрывают! – Шурик метнул картошку в кастрюлю – И платят им за то, что они протаскивают свою информацию. Твою гимнастику назвали сектой! И я же должен это публиковать! После того как сам получил от неё пользу. Ну и не предатель я после этого? Нет, я в такой банде работать не могу!

– Ну и правильно – поддержала его Валюшка.

– Да? – уже спокойнее переспросил Шурик.

– Конечно, не работай. Википедия же работает для людей, а они должны знать правду. А я всё равно буду с тобой.

Шурик опять нахмурился, бросил нож в раковину и резко сел на табуретку. С его мокрых рук на пол капала вода.

– Буду с тобой… – повторил он – а жить на что будем? Опять возвращаться к манной каше на воде? Опять копейки считать? А мама? Она так радовалась…

– Главное – мы вместе – мягко сказала Валюшка и подала ему полотенце – как-нибудь проживём.

Шурик обречённо вытер руки и охая поковылял в свою комнату. Валюшка промыла картошку водой и поставила на плиту.

*

Покормив маму мягким картофельным пюре и сидя подле неё с грязной тарелкой Шурик вспомнил про работу. Как ей сказать? Или совсем не говорить? Она будто услышала его сомнения, слегка повернула голову.

– Мам, мне, наверное, придётся отказаться от этой работы. Я думаю, она не честная.

Он опустил голову ей на колени и вдруг почувствовал на себе её руку. Она смогла поднять руку!

Когда-то в детстве, когда родители его ругали за какую-то шалость, он бывало прибегал к бабушке, зная, что она его простит и пожалеет, и утыкался лицом в её колени, а она клала руку на его голову, гладила и проговаривала: «Ничего, ничего, ты хороший». И сейчас его старенькая мама как будто повторила этот жест, только не смогла погладить. Слёзы выступили у него на глазах.

*

– Внимание всего персонала! Срочная передислокация. Всем срочно связаться с руководителями своих групп для получения подробных инструкций. Срочная передислокация базы.

– Что случилось? – взволнованно спросил Канузис, догоняя быстро идущего Клауса.

– Мы переносим базу – не оборачиваясь сухо ответил Клаус.

– Почему переносим? Это же задержка всей работы! Чем здесь плохо?

– Здесь не плохо, но нам надо быть там. Один из аборигенов, которого завербовал наш местный оператор, вышел из-под контроля. Он может разрушить всю созданную нами сеть участников Википедии. Под угрозой весь наш проект. Мы должны сконцентрировать усилия всех работников, чтобы оказать на него массированное ментальное воздействие. А для этого нам надо быть как можно ближе к нему. Поэтому мы переносим всю базу. Должны участвовать все. Это вопрос жизни и смерти.

*

Музыка кончилась. Любимый в молодости тяжёлый рок. Шурик специально включил микрик погромче, чтобы забыть хоть на полчаса о проблемах, расслабиться, вспомнить беззаботную юность. Шурик снял микрик. Внезапно нахлынувшая тишина его придавила. Казалось, что в мире ничего не происходит. Шурик даже выглянул в окно. На улице не было никакого движения: ни пешеходов, ни машин.

– Жуть какая-то! Уж не война ли началась? – мелькнула невероятная мысль.

Шурик проковылял на кухню, включил радио, выкрутил громкость на всю катушку. Тишина! Просто мистика! Ни одного звука вокруг, ни одного движения. Шурик пошёл было к маме, но в коридоре вдруг заметил, что нет Валюшкиного пальто, которое всегда висело на вешалке.

– Погода тёплая, зачем она надела пальто? – подумал Шурик.

Он поискал взглядом другие её вещи и ни одной не нашёл.

– Что за ерунда? Неужели она ушла совсем? Неужели обиделась из-за того, что я так неуважительно высказался о её короткой стрижке? Ушла…

Шурик машинально попятился от вешалки и спиной открыл мамину дверь, оглянулся на маму и обомлел. Мама лежала неподвижно, неестественно запрокинув голову и открыв рот. Шурик остолбенел. К горлу подкатил ком. Отвернув голову, не в силах выносить этой маски смерти, через комнату мамы он прошёл на балкон.

– Всё! Ничего у меня нет! И никого! Ни работы, ни Валюшки, ни мамы… Никому я не нужен! – колотились в голове мысли – главное теперь… не попасть на газон, а на асфальт, чтобы сразу… Пятый этаж конечно не очень, но если оттолкнуться и на асфальт…

Превозмогая усилившуюся боль в ноге, Шурик с трудом взгромоздился на фанерный ящик для овощей и глянул вниз.

– Для чего жить? Для кого? Кому нужна моя жизнь? Никому! Ни маме, ни Валюшке…

Неожиданно заоравшее после глухой тишины радио заставило его сильно вздрогнуть. Больная нога провалилась в ящик, вызвав резкую боль. Шурик закачался над бездной, теряя равновесие.

Вдруг чья-то рука схватила его и рванула назад. Это была Валюшка. Шурик свалился прямо на неё.

– Ты что, с ума сошёл? – прокричала Валюшка ему в лицо.

Шурик, ничего не понимая, выпучив глаза, с трудом поднялся и опираясь на Валюшку сильно хромая украдкой бросил взгляд на маму. Мама смотрела на него широко открытыми глазами.

*

Напившись чаю и обретя чувство реальности, Шурик грустно сидел на кухне напротив Валюшки.

– Что с тобой? – мягко спросила Валюшка.

– Сам не знаю… А может быть работа и есть работа, делай, что говорят? Может не моё это дело? В конце концов, я маленький человек.

– Ты меряешь не той меркой. Не бывает маленьких или больших. Бывают честные и нечестные, добрые и недобрые. А выбираешь ты сам. Как скажешь, так и будет.

– Уж больно дорого обходится…

– Конечно, дорого, ты же приобретаешь драгоценность. Именно она помогла тебе против болезни! Ты проявил честность и не стал участвовать в обмане, но этого мало.

– Мало? Для чего?

– Чтобы твоя болезнь ушла и никогда к тебе не возвращалась, надо преодолеть эгоизм, надо думать о других. Вот ты ушёл с работы, а люди всё равно не узнают правды. Твой Вовка всё равно будет обманывать людей.

– Думаешь тогда нога пройдёт?

– Не только нога. Ты станешь другим человеком, изменится твоя судьба, потому что вселенная построена на доброте, это закон природы.

– Что-то не верится…

– А ты попробуй! Чего тебе терять? Принеси людям пользу бескорыстно, безвозмездно, совсем не думая о себе и может быть ты спасёшь мир.

*

Шурик долго молчал, то опуская голову, то поглядывая на Валюшку, потом повесил на ухо микрик и начал в него что-то бурчать, иногда поднимая голову вверх в задумчивости. Валюшка ему не мешала, ждала. Наконец, он откинулся на спинку стула.

– Всё, написал. С новой учетной записи. И про Вовку, и про лоббирование, и про нарушение правил, и про их группировку, что они поддерживают друг друга. Ну вот, теперь я всё потеряю?

– Нет. То, что твоё, ты не потеряешь. Ты научился думать о других людях. Это самое ценное приобретение. Тебе надо просто потерпеть.

*

На третий день терпение кончилось. Шурик то и дело спрашивал Вики, нет ли ответа на его послание. Ответа не было. Выходит, всё напрасно. Правда никому не нужна.

На четвёртый день он услышал один ответ: «Я Вас поддерживаю».

– Спасибо – грустно вздохнул Шурик – теперь нас двое. А что там про лобби?

– 58 сообщений за последний час – бодро ответила Вики.

Шурик открыл рот.

*

– Валюшка, представляешь, оказывается они там новую тему открыли! – прокричал Шурик, вбегая на кухню – Вся Википедия жужжит! Проверяли мои сведения! Все восстают против лоббирования. Это победа! Теперь люди узнают правду! Это замечательно!

Он обнял невесту, приподнял её и стал кружить по кухне.

– Пойдём, скажем маме!

Шурик буквально влетел в мамину комнату.

– Мам, ты представляешь, вся Википедия поднялась! Теперь люди узнают правду!

Шурик обнял маму, а потом резко встал и начал танцевать чарльстон, намурлыкивая мотив.

– Шурик, смотри… – Валюшка указывала на маму.

Мама приподняла руку и показывала на Шурика. Шурик танцевал.

– Она хочет сказать, что твоя нога…

– Да! Она больше не болит! Мама, ты смогла протянуть руку!

Шурик наклонился, обнял и поцеловал маму, а потом Валюшку. А потом они обнялись все вместе.

*

– Валюшка, ты не чувствуешь? – спросил Шурик, вернувшись с невестой в свою комнату – Вроде какой-то запах появился.

– Я тоже чувствую. Слушай, уж не завелись ли тут клопы? Помнишь, ты раздавил одного. Я даже дихлофос купила. Давай их потравим.

– Давай.

Шурик приподнял диван и поставил его набок так, что всё дно было теперь видно.

– Ух ты! Смотри сколько их тут собралось. Давай-ка баллончик.

*

Внимание всего персонала! Ментальное сообщение! Срочная эвакуация! Угроза химического заражения! Проект полностью закрыт! Всем срочно отбыть на свою планету! Внимание всего персонала! Срочная эвакуация!

*

– Напомню тем, кто подключился к нашей конференции, что участник под ником Кируш фактически спас нашу русскую Википедию от раковой опухоли, выявил группировку участников, лоббирующую определённые интересы. В результате мы ещё глубже поняли предназначение Википедии. Это не просто библиотека информации. Википедия должна вести человечество к высокой нравственности, и сама быть таковой. Она безвозмездно служит людям. Это первый шаг к новой модели организации общества. Бескорыстное служение на основе Истины и Доброты.

Участник Кируш проявил стойкую гражданскую позицию, продемонстрировал высокую квалификацию, поэтому я предлагаю ему возглавить группу по отслеживанию лоббистов. Кируш, если Вы не возражаете, мне хотелось бы узнать Ваше настоящее имя и Ваши научные регалии, я полагаю, что таковые имеются.

– Да какие регалии? – засмущался Шурик – Нету у меня никаких регалий, а зовут меня просто Шурик.

 

Хочу поделиться